Как беженцы из Донбасса стали ангарчанами

В разных регионах России встречают беженцев из Донбасса. В нашу страну уже, по данным МЧС на конец февраля, приехали около 90 тысяч человек. Ангарск принимал беженцев в 2014 году. Мы встретились с одной из таких семей, чтобы узнать, как изменилась их жизнь спустя семь с половиной лет.

Людмиле НАБОКЕ 62 года, её сыну Антону, инвалиду первой группы – 34. 13 июня 2014 года с одним чемоданом, в летней одежде, они покинули свой родной город Луганск.

– Мы с сыном ехали на автобусе на тренировку, когда начался обстрел с воздуха. Я даже не поняла, что произошло – грохнуло, за окнами всё помутнело, будто автобус в воду упал. По телефону позвонил старший сын, кричал: «Мама, срочно домой! Это война!»

На выезде из Луганска настояла подруга из Крыма, сказала, что примет Людмилу у себя.

– Уехать было непросто – самолёты не летали, поезда уже не ходили, мы с младшим сыном чудом взяли билеты на частный автобус. И вовремя. Дальше в Луганске совсем стало страшно – бомбёжки, три месяца люди жили без воды, без света, без газа.

В Крыму Людмила, воспитатель по образованию, работала администратором в детском лагере «Артек». В Крыму тогда обстановка была нестабильной, местные жители еще не имели российских паспортов, Людмила приняла решение уехать в глубь России.

В Ангарске их поселили в детском лагере «Галактика». Женщина, большую часть жизни ухаживающая за сыном-инвалидом, поняла, что надо идти работать. На предложение иркутского предпринимателя, хозяина кондитерского цеха, который набирал кондитеров, ответила:

– Я этого не умею, но по натуре трудоголик.

На тот момент ей было уже 55 лет.

Из Ангарска она каждый день ездила на работу в Иркутск. К сожалению, через год цех закрылся. Людмила устроилась продавцом, потом в цех по изготовлению мороженого, а потом нашла себя в работе сиделки с пожилыми людьми.

– Мои новые друзья предложили мне позаботиться об их родителях, с этого всё и началось, – вспоминает Людмила Николаевна. – Сейчас у меня друзей в Сибири больше, чем в Луганске. Сибиряки нас очень душевно встретили! Я пенсионерка, сын – инвалид, мы никакой особенной пользы этой стране принести не можем. Но сибиряки – просто добрые люди.

До октября прошлого года их семья жила в небольшой комнатке общежития, которую им предоставила городская администрация. Каждую копеечку с пенсий и зарплаты откладывали. Не покупали одежду – носили то, что отдавали добрые люди. И, наконец, в октябре, взяв небольшой кредит, смогли купить свою собственную двухкомнатную квартиру в старых кварталах.

Мы побывали у них в гостях. Квартира уютная, тёплая, с ремонтом, раздельными комнатами, палисадником под окнами, где Людмила, как и прежняя хозяйка квартиры, планирует сажать цветы.

Всю мебель, необходимую для жизни, подарили сибирские друзья.

Антон в Ангарске живёт интересной жизнью – ходит на занятия в инвалидную организацию АРДИ, занимается рисованием, валянием из шерсти, тренируется в «ИнваТурСпорт» – дартс, лыжи. Уже получил множество медалей.

Людмила продолжает работать сиделкой. Занятость не на весь день, поэтому увлеклась изготовлением кукол.

– И стала замечать, что у меня словом-паразитом стало выражение: «Как хорошо!». Гуляю с подругой и постоянно повторяю: «Как хорошо!» Проснусь утром, посмотрю на чистое мирное небо, и снова: «Как хорошо!»

В Луганске у Людмилы остался брат с семьёй. Старший сын с женой и детьми выехали в Россию, устроились в Санкт-Петербурге.

– Мы уже возвращаться не намерены. Здесь мой дом, мои близкие люди. Я ни о чём не жалею и рада, что попала в Россию. Мы с Антоном вовремя уехали. Луганск опустел, совсем мало людей там осталось. Мне пришлось там бросить и мамин дом, и нашу квартиру. Но я всё равно регулярно оплачиваю отопление и надеюсь, что когда наступит спокойное время, это жильё достанется моей племяннице, которой сейчас 10 лет. Надеюсь, что когда она вырастет, всё будет уже позади, и бомбежки, и обстрелы.

КСТАТИ

По данным на февраль 2015 года, около 2000 беженцев с Украины приехали в Ангарск в 2014 году. Сколько из них остались, узнать точно невозможно.

- О том, что в ближайшее время к нам кто-то снова приедет с Украины, пока речи не идёт, - пояснил нашей газете Павел КАТРЫЧ, начальник отдела по вопросам миграции УМВД России по АГО.

Источник 

Добавить комментарий